Регистрация   Обратная связь   RSS  
 

 

 

«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

 

Популярное

 

Облако тегов

100 известных армян Wikileaks Известные Армяне НКР ТАШИР 2010 Ташир 2011 анекдоты про апаранцев армения армянская вечеринка армянская молодежь армянская музыка армянская музыка скачать бесплатно армянские анекдоты армянские знаменитости армянские кафе армянские минусовки армянские мультфильмы армянские песни армянские песни mp3 армянские песни скачать бесплатно армянские тосты армянские фамилии армянский ресторан армянский шоу-бизнес артисты армении афиша геноцид армян звезды армении знаменитые армяне конкурс красоты концерт красота по-армянски нагорный карабах новости Армении певцы армении популярные армяни России экономика Армении

Аскарьян Гурген Ашотович

Аскарьян Гурген Ашотович (1Аскарьян Гурген Ашотович (1928(1928) — 1997), физик-теоретик, доктор физико-математических наук (1992). С 1953 в Физическом институте АН СССР, с 1982 в Институте общей физики РАН. Труды по физике плазмы, нелинейной оптике и акустике, взаимодействию лазерного излучения с веществом, физике высоких энергий. Теоретически предсказал эффект самофокусировки света и светогидравлический эффект, а также явление аномального поглощения мощного СВЧ-излучения в плазме, что положило начало нелинейной электродинамике плазмы. Ленинская премия (1988).928(1928) — 1997), физик-теоретик, доктор физико-математических наук (1992). С 1953 в Физическом институте АН СССР, с 1982 в Институте общей физики РАН. Труды по физике плазмы, нелинейной оптике и акустике, взаимодействию лазерного излучения с веществом, физике высоких энергий. Теоретически предсказал эффект самофокусировки света и светогидравлический эффект, а также явление аномального поглощения мощного СВЧ-излучения в плазме, что положило начало нелинейной электродинамике плазмы. Ленинская премия (1988).

 

Всю свою жизнь Гурген Ашотович Аскарьян провел в Москве. Он говорил о себе: "Я - армянин московского разлива". Он очень редко выезжал из Москвы, и если выезжал, то всегда на короткий срок. Он так и не побывал в Армении, несмотря на многочисленные приглашения своих друзей и коллег - физиков из Еревана, которые, как и все физики, высоко ценили выдающиеся научные достижения Г. А. Аскарьяна и контакты с ним - научные и чисто человеческие.

 

Он родился 14 декабря 1928 года в семье московских врачей. В семье было двое детей - Гурген и его сестра Гоар. Дети рано остались без отца. Он умер, когда Гургену было 12 лет.

Школу Гурген окончил с золотой медалью и подал документы на физический факультет Московского государственного университета. Аскарьян в этом большом коллективе занял особое место. Во-первых, он много знал и много занимался, не удовлетворяясь только знаниями, полученными на лекциях. Он с легкостью отвечал на вопросы, которые возникали у его товарищей. Во-вторых, он вел себя очень независимо.

Когда пришло время специализации, Аскарьян выбрал отделение строения вещества. Это отделение готовило специалистов по физике атомного ядра. Заведовал отделением академик Дмитрий Владимирович Скобельцын.

Г. Аскарьян, будучи студентом третьего курса, высказал очень важную идею, обещавшую новые возможности регистрации заряженных частиц.

 

У Г. Аскарьяна не было никакого опыта научной работы. Поэтому он не опубликовал свое предложение и ограничился тем, что обсудил его с несколькими физиками. Но прошло несколько лет, и устройство, которое он предлагал осуществить, было создано. Американский физик Дональд Артур Глезер независимо пришел к такой же идее, осуществил ее в 1952 году и получил Нобелевскую премию по физике.

Дипломную работу Г. Аскарьян выполнял на кафедре И. М. Франка. Идея дипломной работы вместе с прошлым, несостоявшимся проектом пузырьковой камеры в какой-то мере определила уже тогда репутацию Г. Аскарьяна как незаурядного физика.

 

В октябре 1952 года Г. А. Аскарьян был зачислен в аспирантуру Института химической физики академии наук. Его научным руководителем стал один из выдающихся физиков современности академик Я. Б. Зельдович. Но аспирантом у Зельдовича Аскарьян пробыл недолго. В 1953 году Г. А. Аскарьян был переведен в аспирантуру Физического института имени П. Н. Лебедева СССР и попал в лабораторию В. И. Векслера, где проектировались и строились ускорители заряженных частиц.

В. И. Векслер сразу же признал в нем равного, и они с увлечением обсуждали различные новые возможности ускорения заряженных частиц.

 

В 1957 году Г. Аскарьян опубликовал работу, посвященную взаимодействию быстрых частиц с веществом. Работа содержала рассмотрение нового эффекта и основанного на нем нового способа регистрации быстрых заряженных частиц. Главное состояло в том, что путь частицы в веществе стало возможно сделать не только видимым, но и слышимым. В дальнейшем эта работа получила важное развитие в физике высоких энергий.

Работы Г. Аскарьяна о возбуждении звуковых волн в конденсированной среде получили применение в физике высоких энергий. Эти работы способствовали созданию нового и значительного направления в физике - радиационной акустики. В 1996 году в издательстве "Физматлит" вышла книга Л. М. Лямшева "Радиационная акустика", из которой читатель может узнать подробнее об истории вопроса и о роли Г. Аскарьяна в развитии этой области.

 

Интересно отметить, что короткая статья Г. Аскарьяна, в которой рассматривалась генерация звука при прохождении ионизирующей частицы через вещество, была отвергнута редакциями нескольких журналов. В конце концов статья попала в журнал "Атомная энергия" и была направлена на рецензию Е. К. Завойскому, который дал на статью положительный отзыв, отметив, что идея, высказанная в статье, открывает много новых возможностей.

 

Спустя 20 лет Г. А. Аскарьян и Б. А. Долгошеин в совместной статье предложили регистрировать нейтрино высоких энергий в толще океанской воды с помощью приемников звука - гидрофонов. Сейчас в программе глубоководной регистрации мюонов и нейтрино (программа DUMAND) предполагается использовать и методы акустической регистрации.

Г. Аскарьян не придавал никакого значения ни степеням, ни званиям. В науке для него важны были критерии, по которым он оценивал свои достижения и достижения других исследователей, но эти критерии совершенно не учитывали степеней и званий. Главное было - красота замысла, важность результата. И столь же высоки были его нравственные критерии оценки. Он не придавал никакого значения своему продвижению по лестнице степеней и званий.

 

Г. Аскарьяном было выполнено одно исследование, которое в диссертацию не вошло. Оно было опубликовано в ЖЭТФ и привело к возникновению нового направления в физике космических лучей. Работа называлась "Избыточный отрицательный заряд электронно-фотонного ливня и когерентное радиоизлучение от него".

Эта работа дала направление целому ряду исследований.

Г. Аскарьян заинтересовался лазерной физикой и ее проблемами примерно в то же время, как появилась сама эта лазерная физика. Довольно быстро он стал одним из мировых авторитетов в области взаимодействия лазерного излучения с веществом. В декабре 1961 года он послал в печать работу по этой проблеме. В работе содержалось предсказание замечательного явления, которое ярко показывало то новое, что появлялось при воздействии сильных полей на вещество.

Открытие Аскарьяном эффекта самофокусировки положило начало большому числу исследований в области нелинейной физики.

 

В настоящее время это открытие Г. Аскарьяна включено в учебники по оптике, нелинейной электродинамике, акустике и вообще по нелинейной волновой физике. При этом каждый раз упоминается и фамилия первооткрывателя, Г. Аскарьяна. Но "награда" отнюдь не сразу нашла своего героя.

В течение двух лет статья Г. Аскарьяна с предсказанием эффекта самофокусировки не привлекала большого внимания. Затем, однако, положение резко изменилось. В 1964 году в журнале "Phisical Review Letters" была опубликована работа Ч. Таунса с сотрудниками, в которой также был рассмотрен эффект самофокусировки.

Имя нобелевского лауреата Ч. Таунса было хорошо известно, к работам с его участием относились с повышенным вниманием, поэтому и работа по самофокусировке не прошла мимо внимания читателей и вызвала всеобщий интерес.

 

Таунс не знал работы Г. Аскарьяна, когда посылал свою в печать. В дальнейшем, узнав об этой работе Аскарьяна, он всегда на нее ссылался.

Но не все авторы признали приоритет Г. Аскарьяна в открытии самофокусировки. Ему пришлось выдержать тяжелую борьбу, прежде чем его приоритет в открытии самофокусировки был официально признан.

К тому времени, когда Г. Аскарьян подал заявку на открытие, явлением самофокусировки заинтересовались многие физики. Число публикаций, посвященных тем или иным деталям самофокусировки, непрерывно росло. В числе ученых, занявшихся этой проблемой, кроме уже упомянутого Ч. Таунса, был и еще один из создателей квантовой электроники, нобелевский лауреат, академик Прохоров. Группа А. М. Прохорова в своих публикациях поставила под сомнение приоритет Г. Аскарьяна в открытии самофокусировки. Но Гурген, убежденный в своей правоте, вступил в неравный бой и победил.

 

В 1988 году за открытие и исследование самофокусировки Г. Аскарьяну была присуждена Ленинская премия - высшая в то время научная премия в Советском Союзе. Явление самофокусировки вошло в учебники по физике и оптике, в энциклопедические справочники. Но тяжелое противостояние отняло у него много душевных сил...

Исследования Аскарьяна далеко продвинули вперед еще одну главу нелинейной физики - светоакустику. По существу, работы Аскарьяна и соавторов заложили основы светоакустики, во многом определяющие ее нынешнее состояние и дальнейшее развитие.

 

В лаборатории плазмы Аскарьян занимал особое мест

о, его положение определялось не занимаемой должностью, а выдающимися научными достижениями и человеческими качествами.

Он успевал читать газеты и журналы, интерес к живописи он унаследовал от родителей. Был лично знаком со многими художниками. Казалось, что все свои деньги он тратит на приобретение интересовавших его книг. А интересовало его все - физика, история культуры, воспоминания выдающихся людей и многое другое.

После смерти Г. А. Аскарьяна было обнаружено написанное его рукой завещание - картины известных российских мастеров он завещал передать в музей изобразительных искусств им. Пушкина, а книги передать в детские дома. Возможно, поэтому он изначально покупал по нескольку одинаковых книг.

 

Докторскую диссертацию Гурген защитил только в 1992 году. С защитой докторской диссертации его отношение к степеням и званиям проявилось даже более явно, чем при защите кандидатской. Он был физик с мировым именем, число опубликованных им работ приближалось к двум сотням, и в этих работах содержались общепризнанные достижения. В 1992 ему была присуждена государственная премия Украинской ССР. В 1989 году он стал одним из учредителей Российской академии естественных наук (РАЕН).

Защитил докторскую диссертацию Г. Аскарьян по совокупности работ. Его доклад был основан на семидесяти двух его опубликованных работах.

 

Аскарьян писал, что выбрал эти семьдесят две работы "не потому, что остальные хуже, а потому, что на сегодняшний день они автору больше нравятся: он с ними пережил больше радостей и горестей"

В докладе Г. А. Аскарьяна чувствуется темперамент бойца. Касаясь предсказанных им новых физических эффектов, он пишет во введении: "Важность и масштабность эффектов подтверждается дальнейшим развитием их исследований и применений, направлениями, ими открываемыми, и обилием заимствований, посягательств и самоприписываний другими авторства открытий этих эффектов. Автор ставил основную задачу - принести максимальный приоритет России в открытии этих эффектов - и не рассчитывал на такую активность эпигонов".

 

Казалось бы, читая докторский доклад, можно думать, что мы имеем дело с прежним Аскарьяном, неутомимым исследователем и неустрашимым борцом против нарушителей научной этики. Но вот мы дочитываем доклад до последней страницы и видим, что заключительным разделом доклада является совершенно необычное для научной работы по физике четверостишие, написанное Г. А. Аскарьяном, которое он озаглавил словом "эпитафия". Эпитафия - это надгробная надпись. В конце своего докторского доклада Гурген поместил надгробную надпись - не своему докладу, а самому себе:

 

Мир оставляю вам, а мне покой над миром, Вдали от суеты, позора и страстей. Мир - ярмарка, а бог - владелец тира, В котором гении - мишени для людей...

Он всю жизнь был лишен нормального отдыха, разрываясь между напряженной работой и изнурительными бытовыми заботами, не видел, как при жизни выбраться из этого круга, и начинал помышлять о кончине. Что касается последней строчки этого четверостишья, то, я думаю, Аскарьян ее к себе не относил. По крайней мере, никаких даже намеков никогда я не слышал от него на его выделенность по сравнению с другими. Но ему не давала покоя судьба многих гениев в России. Четверостишие взято из его статьи "Гении, власть и цивилизация", написанной примерно в то же время, что и докторский доклад. В статье говорится о трагической судьбе многих выдающихся людей России:

 

"Радищев, Пушкин, Лермонтов, Столыпин, Гумилев, Есенин, Цветаева, Клюев, Мандельштам, Маяковский, Михоэлс, Мейерхольд, Вавилов и плеяда биологов-генетиков, Кедрин, Богатырев, Рубцов, Высоцкий, Галич, Сахаров, Тальков... Как смяло их время, как истерзали их временщики, и сколько они недодали народу, Родине, цивилизации! О чем они думали в последний год, час, минуту, секунду, ощущая приближение убийцы, петлю на шее, ствол у затылка, пулю в теле, решетку или колючую проволоку на небе?

И в уме складываются слова в эпитафию, которую мог написать, выкрикнуть, прошептать любой из них..."

В этой своей статье Г. Аскарьян обращает внимание на то, что гениальные люди - достояние всего человечества, и они нуждаются в международной защите; он предлагает взять таких людей под особую защиту Организации Объединенных Наций.

 

Почему же Г. Аскарьян позаимствовал и поместил в конце своего докторского доклада эпитафию из своей же статьи о судьбе гениев? По-видимому, объяснение заключается в том, что жизнь взвалила на его плечи нагрузку, которая была на пределе его сил - напряженная научная работа, забота о больной матери и больной сестре. Он мечтал о покое и понимал, что покой в этой жизни вряд ли будет для него достижимым.

В августе 1992 года умер Михаил Львович Левин, выдающийся физик, с которым Гурген дружил и сотрудничал в течение многих лет. На похоронах Гурген выступил, в немногих словах отдал дань памяти Левина и закончил свою речь словами: "До скорого свидания!" Это было через пару месяцев после того, как он защитил докторскую диссертацию.

 

Возможно, Гургену было бы намного легче жить на свете, если бы он был женат, женская забота - это то, чего ему недоставало. Но он прожил свою жизнь неженатым. Всякой женщине, согласившейся выйти замуж за Гургена, предстояло примириться с тем, что он никогда не оставит больную сестру матери и будет тратить на уход за ними столько времени, сколько сочтет необходимым. Остальное время будет поделено между женой и наукой, и сколько достанется на долю жены, трудно сказать, но ясно, что не очень много. Не нашлось такой самоотверженной женщины среди увлечений Гургена, которая бы на это пошла.

Здесь уместно сделать небольшое отступление.

 

В 1724 году по указанию Петра I был составлен проект Положения об учреждении Академии наук и художеств. Петр обсудил этот проект в Сенате и подписал его. На рукописи проекта имеются пометки, сделанные рукою Петра. В этом проекте есть один раздел, который, мне кажется, прямо касается таких людей, как Г. Аскарьян.

"Ученые люди, которые о произведении наук стараются, обычно мало думают на собственное свое содержание, того ради потребно есть, чтоб Академии кураторы непременные определены были, которые бы на оную смотрели, о благосостоянии их и надобном приуготовлении старались, нужду их императору при всех оказиях предлагали и доходы в своем ведении имели".

 

Петр I понимал, что науку делают люди, и забота о них есть непременная и важная часть заботы о науке.

Если говорить о качествах Г. Аскарьяна как ученого, то, по-видимому, главное заключалось в том, что он видел физические эффекты там, где их никто кроме него не видел. Для него физика была единым организмом, он не признавал перегородок между механикой, акустикой, оптикой, физикой элементарных частиц, электродинамикой и другими разделами физической науки. Среднего уровня учебник по физике делится на главы: это люди ее разделили из-за ограниченности своих познавательных способностей - отдельные части изучать легче, чем целое. Однако при таком способе изучения, при изучении по частям, утрачивается представление о физике в целом. Гурген не утратил такого представления. Это одна из причин, объясняющих, почему он так много сделал.

 

С середины 90-х годов здоровье Г. Аскарьяна заметно ухудшилось. У него болело сердце, отекали ноги. Одновременно ухудшилось состояние сестры.

В середине февраля 1997 года Г. Аскарьян сказал сотрудникам, что неделю не будет ходить в институт - будет лечиться и работать дома. Он в категорической форме просил не беспокоить его в течение этой недели.

Неделя прошла. Но он не появился в институте. Друзья и сотрудники, обеспокоенные его отсутствием, неоднократно приезжали к нему, звонили и стучали в дверь, но он не открывал дверь и никак не отзывался. В почтовый ящик опускали записки с просьбой дать о себе знать. Записки эти так и остались лежать в почтовом ящике.

Наконец 7 марта несколько сотрудников во главе с Г. М. Батановым и в сопровождении участкового милиционера проникли в квартиру Г. А. Аскарьяна. Хозяина квартиры они обнаружили на кухне мертвым. Он сидел на стопке из книг, а письменным столом ему служила другая стопка. Он работал до последнего часа.

В своей комнате на кровати лежала мертвая Гоарик. По заключению экспертизы брат и сестра умерли в один день, 2 марта, и от одной причины: ишемической болезни сердца.

 

Гурген знал, что умирает и ждал наступления смерти. Он устал от непосильной нагрузки и не хотел жить. Примерно за месяц до кончины он сказал: "Я посвятил свою жизнь физике, но все кончается. Я устал жить".

На траурную церемонию собралось много физиков из ФИАНа и ИОФАНа. Соратников Гургена по ФИАНу было гораздо больше, чем сотрудников из ИОФАНа, института, где Гурген работал последние 15 лет своей жизни. Родственников Гургена известили о дне похорон, но они не смогли приехать из Армении - не было денег на дорогу.

 

Урны с прахом Г. Аскарьяна и его сестры захоронены на Новодевичьем кладбище в могиле, где покоятся их родители. Бедная эта могила расположена рядом с могилой Шаляпина. На могильном камне имена родителей: "Врач Ашот Богданович Аскарьян (1881 - 1940)" и "Врач Ася Михайловна Аскарьян (1893 - 1979)". Имена Гургена и Гоарик еще не выбиты. Об этом придется позаботиться нам, оставшимся в живых

Просмотров: 2 230 | Комментариев: 0
Дата публикации: 5-09-2009, 14:31

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
2007-2011 © Hayreniq.ru Все права защищены. При использовании материалов Hayreniq.ru ссылка на ресурс обязательна.